Следователь отказал в допросе свидетелей

Определение Конституционного Суда РФ от 21 ноября 2013 г. № 1904-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 17, пунктом 3 части второй статьи 38 и статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Следователь отказал в допросе свидетелей

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Воронова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Защитник гражданина А.А. Воронова, подозреваемого в совершении преступления, обратился к следователю с ходатайством о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела в качестве доказательства. Постановлением следователя от 22 апреля 2013 года в удовлетворении ходатайства отказано.

В принятии поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации жалобы на данное постановление следователя постановлением судьи районного суда от 26 апреля 2013 года, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, также отказано ввиду отсутствия предмета для судебного обжалования по правилам этой статьи и со ссылкой на статьи 17 и 38 того же Кодекса.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А.

 Воронов утверждает, что часть первая статьи 17 «Свобода оценки доказательств», пункт 3 части второй статьи 38 «Следователь» и статья 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб» УПК Российской Федерации противоречат статьям 19 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют суду отказывать в принятии жалобы защитника на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о приобщении доказательств к материалам уголовного дела.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1.

Закрепляя в пункте 3 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации полномочие следователя самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, законодатель вместе с тем не исключает необходимость выполнения следователем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14 и 16 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года № 13-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2008 года № 63-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1190-О-О, от 25 января 2012 года № 173-О-О и от 17 июня 2013 года № 933-О).

Оспариваемое законоположение не может рассматриваться как позволяющее произвольно отклонять ходатайства стороны защиты о приобщении к уголовному делу доказательств, а потому само по себе конституционные права заявителя в указанном им аспекте не нарушает (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года № 27-О-О).

При этом уголовно-процессуальный закон (часть вторая статьи 159 и статья 274 УПК Российской Федерации) исключает возможность произвольного отказа как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных ею доказательств. Такой отказ возможен лишь в случаях, когда доказательство не имеет отношения к уголовному делу и не способно подтверждать обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость соответствующего доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 467-О, от 4 апреля 2006 года № 100-О и от 19 июня 2012 года № 1063-О).

2.2.

Согласно части первой статьи 125 УПК Российской Федерации постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 года № 5-П, законность и обоснованность действий и решений органов предварительного расследования, имевших место в ходе досудебного производства, по общему правилу, проверяется судом, в том числе по жалобам участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц, в рамках судебного производства по уголовному делу после передачи в суд его материалов с обвинительным заключением; в случаях же, когда действия и решения органов предварительного расследования порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, восстановление которых по прошествии времени может оказаться невозможным, судебный контроль за их законностью и обоснованностью должен осуществляться по жалобам заинтересованных лиц незамедлительно (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года № 1888-О, от 23 апреля 2013 года № 549-О, от 17 июня 2013 года № 987-О и др.).

Решение же следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела в качестве доказательства, не выходящее за пределы уголовно-процессуальных отношений, не может признаваться затрудняющим доступ граждан к правосудию, поскольку сторона защиты не лишена права заявить такое ходатайство при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции (статьи 271 и 291 УПК Российской Федерации). Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства; при этом суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (части третья и четвертая статьи 271 УПК Российской Федерации).

Следовательно, статья 125 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им в жалобе аспекте.

2.3.

Что же касается статьи 17 УПК Российской Федерации, то она закрепляет свободу оценки доказательств в качестве принципа уголовного судопроизводства и не может нарушать конституционные права граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года № 289-О, от 17 октября 2006 года № 433-О, от 24 января 2008 года № 67-О-О, от 15 июля 2008 года № 443-О-О, от 25 февраля 2010 года № 159-О-О, от 21 марта 2013 года № 474-О, от 24 сентября 2013 года № 1260-О и др.).

Таким образом, жалоба А.А. Воронова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации В.Д. Зорькин

Оспаривался ряд норм УПК РФ, в т. ч. касающихся судебного порядка рассмотрения жалоб.

По мнению заявителя, положения неконституционны.

Причина – на практике нормы позволяют суду отказывать в принятии жалобы защитника на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о приобщении доказательств к материалам дела (в частности, заключения специалиста).

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

УПК РФ исключает возможность произвольно отказать как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в их приобщении к материалам дела.

Такой отказ возможен лишь в случаях, когда доказательство не имеет отношения к делу и не способно подтверждать обстоятельства, подлежащие установлению.

Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы.

По общему правилу, законность и обоснованность действий и решений органов предварительного расследования, имевших место в ходе досудебного производства, проверяется судом.

Такая проверка проводится в т. ч. по жалобам участников судопроизводства и других заинтересованных лиц, в рамках производства по делу после передачи в суд его материалов с обвинительным заключением.

В определенных же случаях судебный контроль за законностью и обоснованностью подобных действий и решений должен проводиться по жалобам заинтересованных лиц незамедлительно.

Это ситуации, когда такие действия и решения порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений. При этом они существенно ограничивают конституционные права и свободы личности, восстановление которых по прошествии времени может оказаться невозможным.

Между тем решение следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении доказательства к материалам дела не выходит за пределы уголовно-процессуальных отношений.

Поэтому такое решение не может признаваться затрудняющим доступ граждан к правосудию.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70447894/

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1346-О

Следователь отказал в допросе свидетелей

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июня 2016 г. N 1346-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

МИХАЙЛЕНКО АЛЕКСАНДРА СПАРТАКОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 56 И ЧАСТЬЮ

ШЕСТОЙ СТАТЬИ 190 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.С. Михайленко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С. Михайленко просит признать не соответствующими статьям 24 (часть 2), 45 (часть 2), 46 (часть 2) и 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 56 “Свидетель” и часть шестую статьи 190 “Протокол допроса” УПК Российской Федерации.

Из жалобы и представленных материалов следует, что А.С. Михайленко в присутствии адвоката был допрошен к качестве свидетеля, в его квартире с участием адвоката был проведен обыск. После этого А.С.

Михайленко заключил соглашение с другим адвокатом, который обратился к следователю с ходатайством предоставить для ознакомления и копирования протоколы следственных действий, проведенных с участием заявителя.

В удовлетворении ходатайства было отказано, с чем согласились суды, рассмотревшие соответствующие жалобы адвоката.

По утверждению заявителя, оспариваемые им нормы препятствуют свидетелю и его адвокату в повторном ознакомлении и снятии копий с протокола допроса свидетеля, что не позволяет выявить, были ли нарушены права свидетеля во время допроса, тем самым нарушая его конституционные права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, получение квалифицированной юридической помощи и обжалование действий и решений должностных лиц.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно части второй статьи 56 УПК Российской Федерации вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 – 191 данного Кодекса.

Статья 190 УПК Российской Федерации, закрепляющая правила составления протокола допроса свидетеля, устанавливает, что по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись; ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению (часть шестая); в протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе; каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения (часть седьмая); факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола; допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола (часть восьмая).

Данные нормы, обеспечивая право свидетеля на ознакомление с записью его показаний в протоколе и на их уточнение, вместе с тем не предусматривают специальной процедуры вручения копии протокола допроса и последующего ознакомления с ним, а равно и с другими материалами уголовного дела свидетеля – лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, которое вызвано для дачи показаний (часть первая статьи 56 УПК Российской Федерации) и которое не является стороной в уголовном деле, а относится к иным участникам уголовного процесса (глава 8 того же Кодекса) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 534-О).

Вместе с тем свидетель наделен правом приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда (пункт 5 части четвертой статьи 56 УПК Российской Федерации), в том числе на нарушающие права и законные интересы свидетеля действия следователя при его допросе. Соответственно, при обжаловании таких действий свидетель и оказывающий ему юридическую помощь адвокат не могут быть лишены возможности ознакомления с протоколами, фиксирующими обжалуемые действия.

Таким образом, оспариваемая заявителем норма не может расцениваться как нарушающая его права в обозначенном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Михайленко Александра Спартаковича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-23062016-n-1346-o/

Обеспечение права обвиняемого на вызов и допрос свидетелей: закон и практика

Следователь отказал в допросе свидетелей

Немотивированный либо не соответствующий закону отказ судьи или суда в ходатайстве стороны защиты о вызове с целью допроса свидетелей, несомненно, является негативным моментом с позиции осуществления права обвиняемого на защиту; приводит к односторонности, необъективности и неполноте судебного следствия; нарушает принцип состязательности уголовного судопроизводства. Установление таких фактов вышестоящими судами должно расцениваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона и сопровождаться отменой приговоров в кассационном либо надзорном порядке.

Сидоров А.С.

Осужденный Калининским районным судом г. Тюмени по ст. 111 ч. 4 УК РФ гр-н А.

, не согласившись с приговором и определением суда кассационной инстанции об оставлении кассационной жалобы без удовлетворения, обратился с надзорной жалобой в суд надзорной инстанции и с ходатайством о принесении надзорного представления в прокуратуру Тюменской области на указанные судебные решения.

В качестве одного из мотивов своего обращения заявитель привел тот факт, что ни следователем, ни судом не были вызваны и допрошены свидетели, показания которых, по его мнению, могли бы опровергнуть версию обвинения [1].

В ответе должностного лица прокуратуры Тюменской области на ходатайство А.

о принесении надзорного представления, в частности, значится: «Принцип состязательности в уголовном судопроизводстве предоставляет сторонам равные права на предоставление доказательств суду, в том числе, вызов дополнительных свидетелей, однако обязанность обеспечения явки свидетеля в суд возлагается на сторону, заявившую ходатайство о его вызове. Поскольку о допросе свидетелей ходатайствовала сторона защиты, то она и обязана была принимать меры к обеспечению явки свидетелей в судебное заседание».

Нам трудно судить, что явилось результатом указанного толкования уголовно-процессуального закона: умышленное введение заявителя в заблуждение в надежде на его юридическую неграмотность, низкая квалификация и правовая безграмотность самого должностного лица либо еще какие-то субъективные причины, но с указанными выводами согласиться никак нельзя.

Необходимо отметить, что в статье 6 (пункт «d» части 3) Конвенции о защите прав и свобод человека и основных свобод говорится о праве обвиняемого «на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

Такое право обвиняемого закреплено и в ряде статей Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, с одной стороны, обвиняемый и его защитник имеют право представлять доказательства и заявлять ходатайства, в том числе и о вызове свидетелей (ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 53 УПК РФ).

С другой – в процессе подготовки к судебному заседанию судья в постановлении о назначении заседания разрешает вопрос о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами (п. 4 ч. 2 ст. 231 УПК РФ).

При этом в ходе предварительного слушания по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ч. 6 ст. 234 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания председательствующий обязан опросить стороны, имеется ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей (ч. 1 ст. 271 УПК РФ). Кроме того, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайств о допросе в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ст. ч. 4 ст. 271 УПК РФ).

Необходимо также иметь в виду, что при невозможности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц суд выносит определение или постановление о его отложении на определенный срок на определенный срок.

Одновременно принимаются меры по вызову или приводу не явившихся лиц (ч. 1 ст. 253 УПК РФ).

Так, в случае неявки вызванного в суд лица обеспечение его присутствия в судебном заседании осуществляют судебные приставы на основании определения суда или постановления судьи [2].

Кроме того, требование, согласно которому участники уголовного процесса обязаны сами обеспечить явку в суд свидетелей, если бы оно все-таки включено в Уголовно-процессуальный кодекс, противоречило бы здравому смыслу.

В данном случае пришлось бы одновременно наделять защитника обвиняемого правом привода свидетелей, которым он не обладает в настоящее время.

И совсем не понятно, каким образом обвиняемый, находясь, например, под стражей, может обеспечить явку свидетелей в суд.

Таким образом, можно констатировать, что принятие мер, связанных с вызовом свидетелей по ходатайству сторон, возлагается на суды, а не на участников уголовного судопроизводства.

Казалось бы, формально право обвиняемого на вызов свидетеля, как отмечалось выше, ничем не ограничено. Но если обратить внимание на содержание ч. 6 ст.

234 УПК РФ, то можно увидеть, что «ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежит удовлетворению лишь в случае, если оно заявлялось в ходе предварительного расследования и было отклонено дознавателем, следователем или прокурором.

Данное ходатайство может быть удовлетворено также в случае, если о наличии такого свидетеля становится известно после окончания предварительного расследования». Вместе с тем, анализируя это положение, хотелось бы высказать два, по нашему мнению, существенных замечания.

Во-первых, поскольку в законе указано, что удовлетворение ходатайства о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого зависит, по сути, не от волеизъявления обвиняемого либо его защитника, а от желания либо нежелания суда или судьи, считаем необходимым замену словосочетания «может быть удовлетворено» на словосочетание «должно быть удовлетворено». Иначе право обвиняемого на вызов и допрос свидетелей не повлечет обязанности суда обеспечить это право.

Во-вторых, в своем Постановлении от 29 июня 2004 года № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» Конституционный Суд РФ признал ч.6 ст.

234 УПК РФ не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 49 (часть 2), в той мере, в какой содержащейся в ней нормой исключается возможность удовлетворения судом ходатайства стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого, если оно не заявлялось в ходе предварительного расследования и не было отклонено дознавателем, следователем, прокурором.

Источник: https://advokatsidorov.ru/pravo-obvinyaemogo-na-vyzov-svidetelej.html

Юрий Костанов: «Суд не может отказать в допросе свидетеля, находящегося в здании суда» – МК Нижний Новгород

Следователь отказал в допросе свидетелей

Видные российские юристы продолжают обсуждать проблемы, ставшие очевидными в ходе процесса по делу Олега Сорокина. В беседе с корреспондентом радио «КоммерсантъФМ.

Нижний Новгород» на эту тему рассуждает председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство», кандидат юридических наук, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Юрий Костанов.

«Теоретически, согласно закону, суд не может отказать защите в вызове свидетелей, в приобщении письменных материалов, а также материалов дела, связанного с рассматриваемым и так далее – если ходатайство адвоката об этих действиях имеет значение для разрешения дела.

Но имеет оно значение или не имеет, это суд решает сам.

Единственный случай, когда суд обязан допросить свидетеля, которого я прошу допросить, это когда я обеспечил явку, свидетель находится в здании суда. Суд не может отказать в допросе такого свидетеля (или специалиста). Это по закону.

Есть сложность с вызовом свидетелей, которые не хотят приходить в суд, хотя и могут дать важные показания. Следователь их не допросил, обвинение не вызывало, и суд занимает ту же позицию. А я не могу заставить своими силами. Возможностей таких у адвоката нет. Если суд вызывает, то свидетеля отпустят даже со службы, если он военный, а я прошу – все зависит от воли командира.

А суд обязан вызывать свидетеля, опять же, если это имеет значение для правильного разрешения дела. А он считает, что не имеет – и все. Обжаловать такое решение можно с приговором – доказательства отсутствуют, я был ограничен в праве представлять доказательства, которые у меня теоретически есть, а на самом деле нет.

В то же время, если я вызываю свидетеля, например, из Грозного в Москву – оплачиваю ему проезд и проживание – суд обязательно спросит: «за чей счет вы приехали?».

И напишет, что суд к показаниям такого-то относится критически, поскольку его визит в суд был оплачен стороной защиты. А ведь когда обвинение приглашает иногороднего, оно тоже обязано оплатить – но это не считается подкупом.

А вот, например, одного из адвокатов по нашумевшему делу об убийстве Политковской даже привлекли к ответственности за подкуп свидетеля в такой ситуации.

Считается, что судопроизводство по уголовным делам построено на принципе состязательности и равноправия сторон. Но какое же равноправие в наших судах, когда суды в большинстве случаев от следователей получают компакт-диск или флешку с текстом обвинительного заключения, три-четыре фразы заменят – и приговор готов.

И ничего с этим я поделать не могу – в глазах теоретически свободного и независимого судьи читается либо страх перед моими доказательствами, потому что ему не хочется оправдывать, это ему чем-то грозит, либо какое-то рыбье безразличие к человеку, который сидит на скамье подсудимых. Это 99 и много десятых судей именно таковы.

И в первой инстанции, и в апелляции.

В апелляционном суде доказательства можно и даже нужно перепроверять, но наши апелляционные суды фактически от этого ушли очень далеко. Наоборот, даже, они к этому не пришли. Они ведут себя совершенно безобразно. Доказательства, которые мы предлагаем исследовать, они не исследуют, говоря, что в суде первой инстанции это уже было сделано. Или говорят, что это не имеет значения для дела.

А далее кассация уже не проверяет вопросы фактов, проверяет только вопросы права, доказательства там не исследуются. Доказательства могут быть получены каким-то неправым путем, и такие доказательства нельзя исследовать. Но и здесь судьи часто ничего не хотят проверять и заканчивается тем, что навсегда отказывают в пересмотре дела.

Такая вот состязательность и равноправие: то, что следователь и прокурор принесут, уже является доказательством, а то, что я хочу использовать, станет доказательством, только когда суд мое ходатайство удовлетворит, причем, предварительно спросив мнение обвинителя, то есть моего противника. Обвинители, как правило, говорят, что они против, что в этом нет нужды. Мы изначально в неравном положении.

И Верховный суд, когда речь идет об оправдательном приговоре суд по щелчку пальцев отменяет вердикт, изобретая несусветные причины. Вся цепочка от следователя до последней инстанции выстроена так, что попавший в жернова юстиции человек редко может из них вырваться. Оправдательные приговоры сегодня – 0,2 процента. В сталинские времена их было больше десяти процентов.

Раньше мне удавалось добиться оправдательных приговоров, сейчас максимум на что можно рассчитывать – приговор «до отбытого». Сколько просидел в СИЗО, столько и дадут, освободив от наказания ввиду отбытия, даже судимости не будет. Но в глазах окружающих он будет судимым – за что-то же держали: «органы не ошибаются».  

Источник: https://nn.mk.ru/social/2019/03/28/yuriy-kostanov-sud-ne-mozhet-otkazat-v-doprose-svidetelya-nakhodyashhegosya-v-zdanii-suda.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.